НИГДЕ

Мияки Тацудо
100
10
(1 голос)
0 0

Экшн-фантастический рассказ «НИГДЕ» рассказывает о мире, где память стоит дорого, может быть стерта, украдена, записана на новый носитель и люди продают свои и чужие знания на аукционах. Главная героиня, агент без определенного имени, специалист по извлечению памяти, работает с загадочной организацией под названием НИГДЕ, которая связана с незаконной торговлей информацией. В ходе операций и схваток с противниками девушка сталкивается с таинственными силами и размышляет о своих желаниях и потерянных мечтах, главная из которых — жажда любви. Получив уникальную плату, она осознает, что некоторые вопросы о собственной памяти остаются для нее нерешенными. Автор показывает темную сторону технологического прогресса и жажды знаний, подчеркивая важность личных ценностей и собственной идентичности в мире, где информация может стать самой опасной валютой. Однако любовь оказывается сильнее смерти.

Книга добавлена:
2-05-2024, 12:28
0
59
2
НИГДЕ
Содержание

Читать книгу "НИГДЕ" полностью



Мияки Тацудо
НИГДЕ

— Научишь меня любить?

— Может еще прыгать тебя научить?

— Ага, и бегать блин, — она отвернулась от него, вновь уставившись в прицел своего автомата.

— Дура ты, совсем дура, — он словно специально провоцировал ее, — не нужно тебе этого, зачем тебе, а? Да и сам я не умею.

Она продолжала молчать. Казалось, что напряжение вокруг нее нарастало с арифметической прогрессией.

— Ладно, извини за дуру, явно из-за этого дуешься? Ведь про второе чистая правда, — теперь уже он вернулся к наблюдению.

— Ты же вроде женат был?

— Правда? Я вот не помню.

— Черт, я забываю, что память нам стирали.

— Стирали? Как это? — тут он вновь оживился, внимательно уставившись на нее.

— Забей, сейчас не до объяснений.

Они отвлеклись в этот раз, и за разговором не заметили поджидающего их неприятеля. Целенаправленным выстрелом последнего, напарника откинуло куда-то в сторону задней стенки коридора, по бокам прохода из которого его и поджидали.

— Ну вот, а ведь мог бы просто ответить да, и попробовать, а теперь ищи другого. Блеск, — она, прижавшись спиной к стенке, укрывшись за углом, резко выглянула и одним нажатием на спуск своего точного автомата уложила их миссию.

— Делов-то, — ее стройная фигурка проскользила по узковатому по всем меркам коридору к лежащему бездвижно телу. Откинув его ножкой, аккуратно, чтобы не запачкать обувь, она убедилась в достижении цели, и только тогда достала его именной чип, покрутив который в руке, произнесла:

— И все это ради чьих-то знаний, — ловко подкинув и схватив, зажала плату в руке и убрала в карман, поближе к своему сердцу. Оно билось ровно и это спокойствие ее вполне устраивало. Данные были получены, и она поспешила уйти.

— Меньше знаешь — не всегда теперь значит крепче спишь. Остановившись перед телом недавнего напарника, она проткнула его память. Раз он не помнил ничего про любовь, то и искать ее не было никакого желания. Она встала, юбка колыхнулась в такт ее движениям, и, спрятав нажатием одной кнопки оружие, которое замаскировалось под легкую женскую сумочку, пролетела несколько этажей вниз и исчезла, не оставив ни одного следа.

Только тогда камеры в здании ожили и на место поспешила полиция.

В наше время чем больше знает человек об этом мире, тем дороже стоит его память. А кто бы мог ее нам просто так вот отдать? Люди продавали свои знания, но к моменту, когда подобное стало сверхпопулярным, купить на таких закрытых аукционах стало можно разве что пустышку. Глупую, забитую бредом, тысячами часов просмотра каких-либо сериалов или фильмов память. И только. Цена им стала никакая. А кто все это понимал? Конечно, умные люди. Они долгое время копили эти знания, и видели коллег: ученых, физиков, что в своих мыслях, словах ожидали в данном аукционе получить шанс стать богаче. Впервые ум мог принести им заработок. Их логика была проста: если продать все, что ты заполучил, познавая мир — энциклопедии, тонны изучений и практик — и просто повторить, то память должна была пополниться вновь. И стереться полностью она вряд ли могла, оставив след, обжиться витками информации на ее основе по-новой. Но их желаниям приходил конец, память зачастую не возвращалась, и те, кто понимал это, стали задумываться. К чему им продавать свою, если можно обманывать дураков и продолжать пополнять свои знания за их счет. Махинации, тонны сетей жульнической паутины аукционов накрыли мир. И только одна организация боролась с подобным. Ни полиция, ни высшая власть не были готовы к происходящему. Эти люди назвали себя НИГДЕ, и эта фраза стала отправной точкой их действий. Они не находились где-то и работали нигде.

— Я заполучила ее. — она прерывисто дышала, быстро двигаясь вдоль одной из тихих улиц города в сторону проспекта, на котором виднелось оживленное движение.

— Что с Юрки? — ей ответил грубый мужской голос.

— Он мертв. Как и мои мечты стать любимой.

— Ты опять за старое? Почему ты не можешь оставить все свои вопросы на окончание операций? Убивая их, ты ее не найдешь. И вообще, ты опять в открытую мне звонишь! Какое наше ключевое слово?

— НИГДЕ.

— НИГДЕ!!! Не по телефону в руке, по которому тебя уже отследили, а НИГДЕ.

— Ладно, отбой, ты же знаешь, я их не боюсь, еще не нашлось ни одного такого умника, что вот так вот без разрешения залез бы мне под юбку.

— А это-то тут ты к чему приплела?

Она отключилась и рассматривала всех гостей. Подтянутые парни в строгой, но не стесняющей движений одежде, медленно подступали к ней со стороны проспекта, где секундой ранее вышли из припарковавшегося минивена.

— Вы что действительно вот так вот хотите меня? Я ж не дамся.

— Нам нужна твоя память и мы ее получим.

Она истерически рассмеялась:

— Ну вы даете, а говорят цирк нынче не в моде, — она резко присела, и словно ракета, от мощного толчка от асфальта в прыжке, сделав сальто, окончила свой кульбит точным попаданием ноги в голову одного из угрожающих ребят. Ее юбка так же, взлетев за ней следом, укрыла ее слегка оголившиеся ножки в колготках. Парень рухнул, оставшись без сознания. Спрашивать кто следующий она не стала. Видя их смущение и желание достать оружие, раскинула в стороны обе руки, оголив уже приготовленные ранее острые клинки, и, словно фигуристка на льду, проскользив максимально близко от асфальта в своих навороченных кроссовках, перерезала сухожилия обоим парням, и те, не сразу, но схватившись за резко заболевшие места, тут же вернув часть стойки на место, попытались испепелить ее из бронебластеров. Красотка успела скрыться за бетонной оградкой, выпирающей из стены, но та быстро ветшала из-за выстрелов. Тогда, ничего умнее не придумав, она достала из своей особенной сумочки небольшую мягкую игрушку, оторвала ей ухо и кинула через ограду под ноги стрелявших. Те, не переставая стрелять, удивились упавшему предмету, и только в последний момент осознали, на что была способна эта организация… Парней разметало взрывной волной по всей улице и они, живые, но без сознания, более не представляли для нее никакой угрозы. Ей стоило забрать у них память, ибо она у таких структур стоила даже на их же аукционе неплохих денег. Мелкие банды часто нападали на полицию и сбывали добытую память на подобных аукционах. Получая данные о сети их деятельности, группировки становились сильнее. Но каково же было ее удивление, когда она не нашла в парнях никакой памяти.

— Нет, этого просто не может быть! — она говорила это с вызовом самой себе. Никогда ранее подобного она не встречала, ведь даже для банальной жизни сейчас, в их мире нужна была хоть какая-то память. И забрать ее можно было разными путями. Но пустышки ничего не могут! Она взглянула на перерезанное сухожилие, — все в порядке, это не робот, те вообще давно запрещены.

— Кто ты? — она смотрела в потухшие от ее выходок глаза и резко дернулась, когда заверещал телефон. Она вскочила и ответила на звонок, закричав в микрофон первой:

— У НИХ НЕТ ПАМЯТИ!!!ТЫ СЛЫШИШЬ? У НИХ НЕТ ПАМЯТИ!

— Да не ори ты, знаю уже, не дурак, увидел, ты же по метке шла на задание. Быстро проваливай оттуда, я скину куда, только поторапливайся, таких ребят нам не остановить стандартными приемами. Будем решать, что с ними делать.

Она зачем-то кивнула, убрав телефон и побежала к проспекту. Быстро заскочила в припаркованный минивен, подсоединилась к нему с помощью часов, и через считанные секунды эта карета была ее средством передвижения по всем имеющимся базам мира. Так же ее стали звать Мэри Каса, и все это за мгновения, часы уже передали точку маршрута, и машина сама устремилась к цели. Не имея автопилота, она выдавала все данные до сантиметра дороги, и куда повернуть, и кто сейчас ехал рядом. Она видела все, и не понимала: «зачем еще что-то знать кому-то в этом мире, где есть подобное? Когда все, что ты должен знать, уже подумали за тебя и принесли на тарелочке».

— Что такое любовь? Может ты мне ответишь? — она откинулась на мягком стуле, закинув голову и спрашивала это у человека, дающего ей задания.

Он взглянул на нее, и, отведя тут же взгляд назад к своему монитору, ответил:

— Что ты заладила, любовь, любовь, кто ж ее знает, что такое. В рекламе ее лишь увидеть можно, хороший аргумент для покупки товаров для выработки эндорфина. Хочешь удовольствия, попробуй закажи себе какую-нибудь безделушку или одежду. Девушки это любят.

— Мне ничего не надо, — она смотрела куда-то в потолок.

— Белье может какое красивое. Для любви идеально будет.

— Ты говоришь слоганами из рекламы. Нет это не любовь, и трусов у меня достаточно, а вот любви нету.

— Я тебе в этом не помощник, я всего-навсего запрещенный робот.

— Последний из могикан.

— А ты умная. Сколько ты памяти скопила.

— Я коплю только умные вещи. Глупые оставляю простолюдинам или вовсе истребляю, — она, говоря это, крутила в руке память погибшего напарника.

— И все же, не боишься, что за ней объявят охоту? Если попадешь в список охотников, беды не миновать.

— Я сама себе охотник. Да и кому я нужна, — она присела и уставилась уже куда-то в пол, — может на море уехать? Говорят, там еще есть романтика.

— Ага, и ждут тебя там умники и умницы. Туда лучше уже с кем-то ехать, цеплять кого-то глупая затея.

— И все же, если я найду память с хоть какой-то любовью, я уеду от тебя.

— Ты так просто покинешь НИГДЕ?

— Ты все правильно понял, я надеюсь ты поймешь меня. Хочешь я и тебя перепрошью, и поедешь с нами?

— С кем с вами-то?

Она глубоко вздохнула:

— Ладно. Проехали. Что там с этими ребятами?

Он перевел взгляд с нее опять на свой маленький экранчик, и, нахмурив брови, наконец-то ответил уже по делу:

— Странно все это. База вроде находит их, и память была у ребят. А кто-то смог сделать из них пустышки. У них ничего кроме временной памяти нет.

— Ну честно сказать, их движения показались мне крайне замедленными. Вместо своих решений, они долго принимали чьи-то команды, и реакция была соответствующей.

— А что было бы, если бы они вставили твою память сразу в себя?

Она, чуть задумавшись, пристально посмотрела на робота:

— Тогда бы они сумели перенять краткосрочную память, она бы не удалилась, и они узнали бы, что я хочу любить.

— Нет ну ты явно… Кхм, ладно, нет. Такое сомнительно, просто твоих данных было бы достаточно, чтобы выйти на меня сразу. НИГДЕ стало бы ГДЕ, я бы удалил твой чип до того, как он нашел носителя, или был вшит в кого-то, понимаешь? А тут тебе готовые пустышки, кидай в них, и все, удаляй я данные, не удаляй, скорость прямой передачи предоставила бы им эту выгоду.

— Но как ими управляли? Волнами что ли?

Он сделал удивленные круглые глаза, и полез тут же искать информацию и замер, она была права:

— Да как ты!.. Посмотри только, короткая память без запоминания, а сигналы к действию наипростейшие через базовые частоты. Мы и не отследили бы подобное. Никто бы не отследил. Но теперь — он быстро достал не используемую, казалось бы, уже никем обычную рацию, и стал подгонять ее под частоты, уже выясненные из полученных данных.


Скачать книгу "НИГДЕ" бесплатно в fb2


knizhkin.org (книжкин.орг) переехал на knizhkin.info
100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Внимание